Несколько примечаний к переводу слов имама Такыюддина ас-Субки про имама Такыюддина ибн Таймию

8 месяцев назад | 546

Кто боится ашаритских цитат и не любит длинные сложные заметки, тот изложенное ниже может не читать.
Также изложенное ниже не подходит для тех, кто ищет наполненных злобой сотрясаний воздуха о «джахмитах» или «муджассимах».
Эта запись для тех, кто может себе позволить и кого интересует непредвзятое понимание чьих-либо взглядов, независимо от того, единомышленник это или инакомыслящий.

Распространялся ранее и продолжает распространяется перевод цитаты шейх уль-Ислама Такыюддина ас-Субки с перечислением его претензий в адрес шейх уль-Ислама Такыюддина ибн Таймии.

Претензии сами по себе — явление естественное при разнице в убеждениях и различии в подходе к пониманию подробностей в этих вопросах. Как у Ибн Таймии были претензии к несогласным с ним, так и у несогласных с ним были претензии к нему. И кто не хочет ограничиваться лишь тем, кто к нему доходит от искусственно ограниченной группы современников, тому нужно научиться спокойно относиться к разногласиям и взаимной критике сторонников разных взглядов из предшественников.

Перевод именно этого критического отзыва имама ас-Субки обратил на себя особенное внимание тем, что в нем допущены неточности, из-за которых некоторые оценочные суждения имама ас-Субки представлены как передача убеждений имама Ибн Таймии и наоборот, и по этой причине оба имама представлены читателю в наихудшем свете.

Перевод о котором идет речь:

Сказал имам, муджтахид, хафиз, Шейхуль Ислам Такъиюддин Али ибн Абдуль-Кафи ас-Субки (683-756 х/1284-1355 м) в своей книге «ад-Дурра аль-мудыйя фи-р-радд аля Ибн Таймийя» (Светящийся жемчуг: опровержение на Ибн Таймийю):

أما بعد ، فأنه لمّا أحدث ابن تيمية ما أحدث في أصول العقائد ، ونقض من دعائم الإسلام الأركان والمعاقد ، بعد أن كان مستترا بتبعية الكتاب والسُّنّة ، مظهرا أنه داعٍ إلى الحقّ هادٍ إلى الجنّة ، فخرج عن الاتّباع إلى الابتداع ، وشذّ عن جماعة المسلمين بمخالفة الإجماع ، وقال بما يقتضي الجسميّة والتركيب في الذات المقدّس ، وأن الافتقار إلى الجزء — أي افتقار الله إلى الجزء — ليس بمحال ، وقال بحلول الحوادث بذات الله تعالى ، وأن القرءان محدَث تكلم الله به بعد أن لم يكن ، وأنه يتكلم ويسكت ويحدث في ذاته الإرادات بحسب المخلوقات ، وتعدّ في ذلك إلى استلزام قِدم العالم ، والتزامه بالقول بأنه لا أوّل للمخلوقات فقال بحوادث لا أوّل لها ، فأثبت الصفة القديمة حادثة والمخلوق الحادث قديماً ، ولم يجمع أحد هذين القولين في ملّة من الملل ولا نِحل من النّحَل ، فلم يدخل في فرقة من الفِرق الثلاث والسبعين التي افترقت عليها الأُمّة ، ولا وَقفت به مع أمة من الأمم هِمَّةٌ ، وكل ذلك وإن كان كفراً شنيعاً مما تَقِلّ جملته بالنسبة لما أحدث في الفروع

Поистине Ибн Таймийя выступил с нововведениями в области акыды(вероубеждения) и нарушил общепринятые нормы и каноны Ислама после того как он пытался показать, что следует за Кораном и Сунной, призывает к истине, которая ведет в Рай. Однако потом он перешел от следования Корану и Сунне к следованию бидъа, которые были все ужаснее и ужаснее. Он отступил от общества мусульман нарушив иджмаъ и заявил о телесности Аллаха, о возможности того, что Он нуждается в Своих же частях и что с Ним со временем тоже происходят изменения. Также еще, что Коран является рассказом, который рассказал Аллах после того, как его не было и еще, что Аллах молчит и разговаривает и что у Него возникают желания по расчету на творения из этого следуют безначальность вселенной и необходимость того, что у творений нет начала.

Затем он сказал о творениях, которым нет начала и получается атрибут безначальности новотворенным, а творения безначальными (это по его мнению). Эти два мнения, не сошлись ни в одной религии и ни в одной вере. Он не вошел ни в одну из семидесяти трех групп на которые разделилась умма…

И все это, даже если это является ужасным, мерзким неверием — это очень мало по сравнению с тем, что он внес в фуруах (ответвлениях).

[Такъиюддин ас-Субки, «ад-Дурра аль-мудыйя фи-р-радд аля Ибн Таймийя», предисловие]

Замечания к переводу:

1. «Ибн Таймийя выступил с нововведениями в области акыды (вероубеждения)»Точнее будет: «Когда Ибн Таймия ввел новшества в области акыды». Но это несущественная поправка, так как в конечном итоге имам ас-Субки считал эти положения порочными нововведениями, а не простыми новшествами.

2. «… потом он перешел от следования Корану и Сунне к следованию бидъа». — Точнее будет: «… от следования Корану и сунне к нововведенчеству». Так как ас-Субки считал, что Ибн Таймия ввел то, чего не было раньше, а не последовал за нововведением некоего предшественника. Но это тоже несущественная поправка.

3. «… которые были все ужаснее и ужаснее». — Этих слов нет в предоставленном оригинале на арабском, даже если сам ас-Субки возможно был бы согласен с этими словами.

4. «… и заявил о телесности Аллаха, о возможности того, что Он нуждается в Своих же частях». — Вот в этом месте перевода смысл сказанного имамом ас-Субки существенно изменен.

В оригинале сказано примерно следующее: «И он высказал то из чего следует (вытекает) телесность и сложение (из частей) божественной сущности. И насчет того, что Аллах нуждается в (том чтобы иметь сложение из) частей — (он высказался) что это не является невозможным«.

Из-за этого различия в переводе образуются две проблемы.

а) Из неправильного перевода понимается, что имам ас-Субки передал от имама Ибн Таймии мнение о телесности и сложении (из частей). На самом же деле он поделился тем, что по его мнению из слов Ибн Таймии это вытекает. То есть по мнению ас-Субки слова Ибн Таймии приводят читателя к такому выводу, но самого утверждения телесности и состояния (из частей) в словах Ибн Таймии нет.
А выводы из сказанного не считаются сказанным. И если за сказанное можно сразу обвинять, то выводы из сказанного — это объект для обсуждений, и выводы могут быть самыми разными, в том числе такими, которые сказавший совсем не подразумевал. Таким образом вопрос переводится сразу из раздела «как относиться к утверждающим телесность?» в раздел: «а то ли подразумевал Ибн Таймия, что понял из его слов ас-Субки, и возможны ли иные варианты понимания?»
Разница существенна. И в данном случае имам ас-Субки соблюл правила научного изложения, а в переводе дело представлено так, что имам ас-Субки эти правила преступил.

б) В переводе сказано: «… он заявил о возможности того, что Аллах нуждается в Своих частях». На самом деле имам ас-Субки передает: «(Он высказался) что это не является невозможным».

То есть ас-Субки передает, что Ибн Таймия отвергает невозможность. А в переводе преподнесено так, будто ас-Субки говорит, что Ибн Таймия утверждает возможность.
Чтобы лучше понять в чем разница, нужно вернуться к правилу имама Ибн Таймии в вопросах убеждений: в отношении Аллаха не утверждается и не отрицается то, насчет чего не пришло доказательство.
То есть не говорится, что Аллах состоит из частей, и не говорится, что Аллах не состоит из частей, и не говорится, что Аллах может состоять из частей. Этот вопрос оставляется как есть, с «тафвидом» — оставлением знания об этом Аллаху.
Но, поскольку в некоторых трудах, посвященных изложению убеждений, есть утверждения, что «Аллах не состоит из частей», Ибн Таймия посчитал нужным объяснить, что на его взгляд добавлять это отрицание в акыду не нужно и что оно не основательно, и что нужно оставить как есть, без добавления этого отрицания. Оставить как есть, не отрицая, что Аллах состоит из частей, не утверждая что он состоит из частей, и не утверждая что он может состоять из частей. Придерживаться чистого тафвида в том из описания Аллаха, подробностей о чем Аллах не сообщил.
Другими словами разница в том, что Ибн Таймия выступал за то, что отрицание наличия частей не нужно добавлять в акыду, а не за то, что в акыду нужно добавлять утверждение возможности наличия частей. Поскольку, оба варианта не подтверждены прямыми доказательствами, оба противоречат полноте тафвида в этом вопросе и, опять же, под частями кем-то могут подразумеваться сами качества Аллаха, а кем-то телесные конечности как у творений, а потому и отрицание, и подтверждение могут иметь как правильный, так и неправильный смысл, что тоже недопустимо.
И здесь имам ас-Субки соблюл научные правила критики, а в переводе представлено так, что он их нарушил.

5. «Также еще, что Коран является рассказом, который рассказал Аллах после того, как его не было». Правильно: «Что Коран является появившимся, которым высказался Аллах после того, как его (Корана) не было».

6. «… и что у Него возникают желания по расчету на творения»Точнее: «… что у Него возникают желания, связанные с творениями».
Не известно, этот ли смысл хотел выразить переводчик, но так сказанное гораздо яснее.

7. «… из этого следуют безначальность вселенной и необходимость того, что у творений нет начала». Точнее: «И он в этом дошел до приверженности (идее) об извечности вселенной, и приверженности мнению, что среди творений нет первого».
То есть здесь не вывод имама ас-Субки о том, что следует из убеждений имама Ибн Таймии, а передача его убеждений.
И читатель первого перевода может понять, что из убеждений Ибн Таймии вытекает, что есть некоторые творения, которые существуют вечно, но речь о том, что согласно убеждениям имама Ибн Таймии таких творений нет, но Аллах всегда что-то сотворял.

8. «Затем он сказал о творениях, которым нет начала». Точнее: «И он высказал (мнение) о происшествиях (действиях), у которых нет первого». Это другой вопрос. Он относится к теме о действиях Аллаха до сотворения мира. Так как действия не ограничиваются только сотворением чего-либо.

9. «… и получается атрибут безначальности новотворенным, а творения безначальными». — Точнее: «И (тем самым) утвердил начало для безначального атрибута, и утвердил безначальность для имеющего начало творения». — Здесь разница на первый взгляд небольшая является на самом деле существенной. Если бы Ибн Таймия утвердил, что атрибуты Аллаха «новотворенные», т.е. сотворены после того, как их не было, то его бы все ученые его времени и последующих времен обвинили в му’тазилизме. Но в тексте использовано слово «начальность», или «новизна», а не «сотворенность».

10. «Эти два мнения, не сошлись ни в одной религии и ни в одной вере. Он не вошел ни в одну из семидесяти трех групп на которые разделилась умма…»И продолжение: «И ни одна старуха не выступила с этим на стороне хоть какой-либо из (религиозных) общин».
То есть тут речь о том, что подобного комплекса мнений имам ас-Субки не встретил ни в одной из религиозных групп, даже среди неверных, а не о том, что Ибн Таймия сам по себе не входит в число ни одной из 73 групп, относящихся к Исламу, и потому относится к неверным.

11. «И все это, даже если это является ужасным, мерзким неверием». — Здесь претензий к переводу нет, но стоит обратить внимание на то, что именно имам ас-Субки назвал неверием: убеждения имама Ибн Таймии, или то, что на его взгляд, вытекает из них?
Он сказал, что все перечисленное вместе есть неверие.
А среди перечисленного:
— его вывод, что из слов Ибн Таймии вытекает телесность.
— его вывод, что из слов Ибн Таймии вытекает сложение (из частей)
— его вывод, что из слов Ибн Таймии вытекает что некоторые качества Аллаха имеют начало, а творения извечны.
Таким образом, исходя из обсуждаемой цитаты, можно прийти к весьма вероятному заключению, что он посчитал, что выводы, которые можно сделать из убеждений Ибн Таймии, относятся к неверию, а не то, что именно сказанное Ибн Таймией является неверием. Поскольку именно выводы объясняют, чем на взгляд ас-Субки плохи эти убеждения.

И Аллах лучше знает.

Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...